Имя
E-mail
Тема
Текст
Логин     Пароль
Революцию готовят гении, делают фанатики, а пользуются ее плодами проходимцы15.03.2017
Авторская колонка  23:47

Революцию готовят гении, делают фанатики,
а пользуются ее плодами проходимцы.
Отто фон Бисмарк.

2017 год. Минул ровно век со дня событий значительных и неоднозначных. Несомненно, что, несмотря на различие в оценках всего свершившегося в 1917 году, образование новой политической системы стоит по своей масштабности в одном ряду с двумя мировыми войнами, освоением космоса и распадом СССР. Мечта о построении общества "братства, равенства, свободы", идея, которая привлекала и первохристиан, и французских утопистов, и итальянских гарибальдийцев, все лучшие умы, все самые чистые сердца человечества, казалось бы, получила практическое воплощение. Революция 1917 года многоаспектна, многовекторна, полифонична. В дискуссиях на эту тему многие и многие нарабатывают свой политический авторитет, причем, без разницы - как левой, так и правой политической ориентации, как в ближнем, так и в дальнем зарубежье.

Наиболее эмоциональные характеристики, из всех потестарных структур, созданных советской властью, звучат в адрес органов государственной безопасности. Это и "карательный орган", и "душители национальной интеллигенции", и "апологеты тоталитаризма", etc. Причем безотносительно пространства и времени, подобные ярлыки навешиваются и на Всероссийскую чрезвычайную комиссию, на Государственное политическое управление, и на Народный комиссариат внутренних дел, и т.д. Зачастую авторы не имеют представления о задачах, стоявших перед спецслужбами, формах и методах их работы. Во многом подобный субъективизм оценки данного политического института детерминирован самой спецификой его работы. И, во-вторых, недоступностью для большинства исследователей архивных материалов. Н. Макиавелли, а возможно, Т. Гоббс или И. де Лойола - вопрос об авторстве не столь сейчас принципиален - сказал, что "цель оправдывает средства". Так ли это? Или "цель, для достижения которой требуются неблагие средства, не является благой"? Представляется достаточно бессмысленным морализировать по вопросу - хороша или плоха была та или иная политическая революция. Подходить с подобного рода критериями и оценками адекватно пустому времяпрепровождению, упражнениям в софистике.

Посему в рамках предлагаемого исследования основное внимание сосредоточено именно на расширении источниковой базы и введении в широкий оборот нового источникового корпуса. Хронологические пределы - первая половина 20-х годов прошлого столетия, период НЭПа. Именно в этот период происходит эволюция органов безопасности из силового института военного времени, "карающего меча в руках пролетариата", "боевого отряда партии" в ведомство, сконцентрировавшее в своих руках борьбу с внутренней оппозицией и противостоящее иностранным разведкам. Созданная изначально как чрезвычайный институт периода гражданского противостояния, работавшая по партийным директивам и под партийным контролем, спецслужба в условиях мирного времени трансформируется в имманентную политическую структуру.

Характер организационных перемен в их работе в условиях перехода от войны к миру определялся сложившейся обстановкой в крае. Реформирование чекистского аппарата являлось составной частью перестройки всей государственной системы. На Государственное политическое управление при Народном комиссариате внутренних дел РСФСР, созданное Постановлением ВЦИК от 6 февраля 1922 года, возлагалось выполнение следующих задач:

- подавление открытых контрреволюционных выступлений, в том числе и бандитизма;
- принятие мер охраны и борьба со шпионажем;
- охрана железнодорожных и водных путей сообщения;
- политическая охрана границ РСФСР;
- борьба с контрабандой и переходом границ республики без соответствующих решений;
- выполнение специальных поручений Президиума ВЦИКа или СНК по охране революционного порядка" /1/.

Таким образом, данный декрет, определив функции и права республиканской спецслужбы в условиях мирного времени, стал правовой основой ее деятельности.

Приоритеты были обусловлены в первую очередь сложной социально-политической и экономической ситуацией в республике. Общее положение в Казахстане на момент введения новой экономической политики было трагичным. По приблизительным подсчетам, в Степи голодало свыше двух миллионов человек. Закономерным следствием стали массовые выступления различных социальных слоев города, аула и села.

Тем не менее открытые формы протеста против диктаторской политики государства, такие как вооруженные выступления, повстанческое движение, уже не находились в центре внимания. В большинстве губерний республики на уровне местных органов ГПУ были ликвидированы отделы и отделения по борьбе с бандитизмом. Противостояние разведывательной деятельности иностранных спецслужб, обеспечение экономической безопасности и территориальной целостности молодой республики, кадровые вопросы стали ключевыми в работе казахстанских органов безопасности.

Были отменены внесудебные полномочия, присущие ВЧК. Контроль за соблюдением законности действий работников ГПУ осуществлялся наркоматами рабоче-крестьянской инспекции и юстиции. В мае 1922 года в Государственной прокуратуре была введена должность помощника прокурора по наблюдению за органами ГПУ. Для более успешной работы в этом направлении был осуществлен комплекс профилактических мероприятий.

Так как государству необходимо было создать и укрепить свою социальную базу, интерес к расстановке сил на политической арене и контроль над ситуацией в крае органами ГПУ закономерно рассматривались как одно из направлений в многогранной деятельности спецслужб.

Разработка по делу "националистической организации" в Казахстане получила кодовое название "Движение". В ходе этой разработки в Киркрайком регулярно направлялись доклады-обзоры полномочного представительства ГПУ "О состоянии и деятельности Алаш-Орды и киргизских национальных группировок". Архивные материалы КНБ Казахстана свидетельствуют, что уже в декабре 1920 года на I краевом съезде Советов в Оренбурге были замечены признаки возникновения оппозиционных групп.

По результатам разработок ПП в 1922-1923 годах выделялись три основных "кирнацгруппировки" в советско-партийном аппарате республики:

1 группировка - лидеры А. Букейханов, Р. Марсеков. По отношению к большевикам настроены крайне непримиримо, враждебно.

2 группировка - лидеры М. Мурзагалиев, А. Кенжин. Политические приоритеты не определены, в нее (группировку) вошли как бывшие участники "Алаш", так и не имевшие алашординского прошлого.

Данное объединение означало не слабое понимание ситуации чекистами, а необходимость обобщения и классификации национального движения в Казахстане. В большей степени представители этой группировки, как следует из докладов, лояльны к официальной власти, но характерной чертой их идейной позиции являлась борьба с русским колониализмом и тесные связи с национальным движением Туркестана.



3 группировка - самая яркая фигура - ПредКирЦИКа С. Мендешев. Леворадикальные позиции, по мнению сотрудников ГПУ края, наиболее здоровая и интернациональная позиция.

В отдельную, 4 группу, была отнесена незначительная по удельному весу, но пользующаяся авторитетом в Семиреченской и Сырдарьинской областях, организация панисламистов. /2/

Динамика национального движения в Казахстане находилась в центре внимания Восточного отдела ГПУ РСФСР. "Киринтеллигенция - партия "Алаш", - сообщалось в обзоре ВО ГПУ о положении восточных стран РСФСР и сопредельных стран к 1 июля 1922 года, - позиция Учредительного собрания... Сейчас - в рядах РКП(б) и на ответственных постах. Крупные шаги в деле национального движения. "Алаш-Орда" является партией de facto, имеющей программу и платформу... Алашординцы, практически, по своей программе почти целиком киргизские эсеры". А осенью 1922 года в обзоре "Сопредельные страны Востока внутри федеративных республик с мусульманским населением" сообщалось: "Киргизия: Сведения с мест крайне неудовлетворительны". /3/ Это было связано с развернувшейся пропагандистской кампанией по выдвижению кандидатур в КирЦИК и КирСНК на III съезде Советов Казахстана. Основная полемика развернулась по вопросу привлечения национальной интеллигенции и в первую очередь алашординцев, учитывая их популярность в Степи, к работе в советско-партийных и хозяйственных органах.

Авторитет и влияние "Алаш" объяснялись, во-первых, инициативностью ее лидеров, во-вторых, организованностью, наличием программы и платформы. Основная цель их деятельности - формирование и развитие национальной традиции, ее доминирование в системе социокультурных ценностей. Вполне естественно, что это вступало в противоречие с гипертрофированным интернационализмом государства диктатуры пролетариата.



По мнению Восточного отдела ГПУ, "данная партия уже сама по себе представляет серьезную и внушительную единицу, если же удастся войти в тесный контакт с турецкими панисламистами, а также подчинить своему влиянию соседние панисламистские группировки, то мы будем иметь налицо копию крестьянского союза эсеров на Востоке.

В силу этого на алашординцев должно было обратить двойное внимание. В помощь (алашординцам и панисламистам) может послужить связь, налаживаемая Валидовым и башкирскими националистами... Почему Киркрай в группе автономных мусульманских европейских единиц должен быть по борьбе с антисоветскими партиями поставлен на первое место". /4/

Но, несмотря на подобные прогнозы эволюции национального движения в восточных республиках, основной формой работы по этому направлению являлись наблюдение и сбор информации. По мнению самих спецслужб, в большинстве своем материалы, представляемые губотделами в центр, "являлись дутыми и ни на чем не основанными. Факты же, как следует из документов, ...утеряли ценность и смысл". /5/ Поэтому, как следует из архивных материалов, в соответствие с нормативной правовой базой, М. Дулатов, А. Букейханов и другие в ноябре - декабре 1922 года были освобождены под поручительство ответственных работников советского аппарата и под подписку о невыезде.

Для дальнейшего наблюдения за развитием национального движения и деятельностью иных организаций, представлявших оперативный интерес, было образовано, в соответствии с Циркулярным письмом ГПУ от 10 января 1923 года, Особое бюро при полномочном представительстве ГПУ по КАССР, сотрудники которого осуществляли разработку по следующим основным организациям:

1. Общество по изучению Киргизского края - краеведческая организация, социальной базой которой явилась интеллигенция (профессорско-преподавательские круги). Центр ее находился в городе Оренбурге, филиалы в городах Уральске, Кустанае, Урде. Политические интересы были представлены достаточно разнообразно - кадеты, эсеры, алашординцы. Со стороны органов ГПУ за их деятельностью велось постоянное наблюдение, но осведомительная база в этой среде была слаба.
2. Киргизская кооперативная ассоциация. Целью ее была популяризация изучения родного края. Социальная база - преимущественно инженерно-технические круги города Оренбурга. Агентурно-осведомительный аппарат ГПУ в ассоциации практически отсутствовал.
3. Оренбургское экономическое общество агрономов. Цель - повышение материального благосостояния своих членов через организацию различных сельскохозяйственных предприятий. Партийная ориентация - левоэсеровская, филиалы - в городах Уральске и Петропавловске.
4. Общество "Наука и труд".
5. Физико-медицинское общество в городе Оренбурге.
6. Юридическое общество в городе Оренбурге.
7. Бюро инженеров в городе Семипалатинске.
8. Кружок любителей книги в городе Оренбурге.
9. Агрообщество в городе Семипалатинске. /6/

Как видно, объектами оперативного внимания органов безопасности в первой половине 20-х годов прошлого столетия являлись преимущественно слои интеллигенции, даже если целью их объединения были культурно-просветительская работа среди населения, краеведческие исследования, популяризация агротехнических знаний или же прагматические соображения. Но при этом ГПУ не ставило себе задачей, даже на перспективу, ликвидацию этих организаций. Наглядным доказательством является отсутствие агентурного аппарата.

Обострение ситуации произошло после национально-территориального размежевания среднеазиатских республик осенью 1924 года, когда фактически одномоментно территория Казахстана увеличилась почти на 700 тысяч квадратных километров, а население выросло примерно на 1,5 миллиона человек. Традиционно юг Казахстана испытывал более мощное воздействие пантюркистских и панисламистских идей со стороны Турции, Ирана, Афганистана. Здесь же отмечалось, хоть и спорадическое, влияние басмаческого движения Средней Азии. Несомненно, это в значительной степени осложнило работу органной государственной безопасности республик. Кроме того, после переезда в 1923-1924 годах в Москву А. Букейханова и М. Жумабаева, а в Ленинград М. Ауэзова, через них были установлены контакты с эмиграцией в Париже, Берлине (М. Чокай, Х. Мунайтпасов, Г. Беремжанов, Д. Битлеуов).


Формы и методы работы органов безопасности по линии идеологического противостояния, превалировавшие в последующие годы коллективизации и индустриализации, могут стать темой для новой научно-исследовательской работы.

В современной историографии оценка деятельности национальной интеллигенции в то неоднозначное время кардинально изменилась. В связи с этим эмоциональный характер некоторых популистских изысканий адекватен сегодняшнему состоянию общества, но, естественно, не способствует научному поиску, максимально объективному и всестороннему изучению.

Не весь арсенал чекистских методов работы, применявшихся в годы перехода от гражданской войны к миру, оправдан с позиции исторической перспективы. Зачастую они выходили за рамки общепринятой морали и нравственности. Вне этих норм оказалась и деятельность специальной службы в условиях становления и укрепления тоталитарной, командно-административной государственной системы, краеугольным камнем которой стали обоснование и легитимность террора принципиально, определение необходимости и пределов его использования.

Но подходить с критериями этического порядка к деятельности политического института, чья задача - обеспечение территориальной целостности и государственной независимости, - это все равно, что слона измерять при помощи циркуля и ученической линейки. Бесспорно лишь одно: подрыв репутации спецслужбы, исторические спекуляции в этой сфере чреваты в перспективе социальной и политической нестабильностью.

1. Специальный государственный архив КНБ Республики Казахстан.
2. Там же.
3. История органов безопасности Казахстана. Книга 1. - Алматы, 2003 г., стр. 72.
4. Там же. Стр.73.
5. Специальный государственный архив КНБ Республики Казахстан.
6. История органов безопасности Казахстана. Книга 1, стр. 74.

Автор: Гульнар Молдаханова
Просмотров: 31557

При использовании информации с сайта гиперссылка на информационное агентство Kazakhstan Today обязательна. Авторские права на материалы агентства.
Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter