Система Orphus

В Актобе студенткам платят за ношение хиджаба

10.06.2013 83984

Алматы. 10 июня. Kazakhstan Today - В Актобе студенткам религиозные сектанты платят за ношение хиджаба, передает Kazakhstan Today.

"Девочки-студентки из Актобе рассказывают, что их однокурсницы получают деньги за ношение хиджаба. Естественно, неофициально. Сектанты просто дают им средства в виде помощи каждый месяц и при этом поощряют и хвалят за ношение хиджаба и длинной юбки. Сумма там небольшая, но для студентов чувствительная", - рассказал в интервью газете "Мегаполис" экс-депутат Верховного совета Казахстана, юрист Алматинской юридической корпорации Александр Перегрин.

По его словам, такие предложения о материальной помощи делают "лишь тем, кто может согласиться". "Допустим, если человек бедно живет или нуждается в деньгах в определенный момент. Подготовленный миссионер прекрасно знает критерии отбора, к кому именно подходить и на какие темы заговаривать", - отметил он.

По его мнению, государство в этом случае должно действовать "по правилам перевербовки". "Допустим, если такая девушка пришла в мечеть, имам может ее похвалить за искреннюю веру. Одновременно нужно разъяснять, что мир изменился и носить хиджаб сегодня совсем не обязательно, все это следует подкрепить выдержками из Корана. Не исключаю, что имамам нужно выступать с пропагандой прав женщин в современном исламе. И пусть сектанты продолжают платить девушкам за хиджабы, а имамы переубеждают их, в итоге страна получит молодежь верующую, но ставшую на путь традиционного ислама", - считает А. Перегрин.

Вместе с тем он признал, что финансирование у некоторых сект идет серьезное: "Это деньги на изменение толка ислама в Казахстане. Если государство не противопоставит похожие деньги, не укрепит ими традиционные религиозные конфессии, то оно проиграет".

По его мнению, для противодействия развитию радикальных сект необходимо двигаться в трех направлениях.

"Первое - пресечение каналов финансирования сект. Следует проследить, откуда эти деньги идут, неважно легальными или нелегальными путями. Затем создать законодательный запрет для этого, то есть придумать механизм закрытия данных каналов. Второе направление - установить критерии миссионерской деятельности. Причем позволяющие немедленно запретить их работу, если в проповедях появляются даже намеки на пропаганду превосходства, призывы к экстремизму и так далее. Третье направление - финансовая поддержка традиционных конфессий не как религиозных, но как общественных организаций. В области решения задач в духовной сфере они работают значительно эффективней госорганов", - сказал он.

Кроме того, он предлагает создать межконфессиональный совет, чтобы, например, его ходатайство могло стать основанием для прекращения деятельности религиозной организации. "Межконфессиональный совет - это общественная организация, которая принимала бы решения, например, в сфере регистрации новых конфессий. Пусть в него входят представители традиционных религий, те же муфтий и патриарх. Они бы ставили палки в колеса тем организациям, которые имеют признаки экстремизма и хотят зарегистрироваться в Казахстане", - пояснил он.

Кроме того, по мнению А. Перегрина, закон "О местном самоуправлении" может стать рассадником экстремизма.

"Если не увязать данный законопроект с программой Генпрокуратуры, то он может стать основой для развития экстремизма в депрессивных регионах. Ведь что такое органы местного самоуправления? Это муниципалитет, который создают сами люди для совместного обсуждения и решения социальных проблем в своем регионе. А если в какой-то области, допустим, сильны ваххабиты или салафиты? Они вряд ли упустят возможность создать такой узаконенный муниципалитет и под, казалось бы, благовидным предлогом завлекать в него новых людей. Это уже будет не просто религиозная организация, а местный орган, облеченный властными полномочиями и имеющий доступ к государственным деньгам. Вот в чем дело! То есть, приняв данный закон, власти могут получить еще одну головную боль", - считает эксперт.

По его мнению, нужно прописать четкие критерии данных муниципалитетов, чтобы оградить их от религиозного вмешательства. Кроме того, обязательно нужно синхронизировать законопроект и программу Генпрокуратуры, ведь потом муниципалитеты станут ближе всего к населению, а не акиматы и маслихаты.

"Органы самоуправления же выборные, то есть сам народ избирает его лидеров, поэтому здесь обязательно нужно придумать механизм, исключающий попадание в них экстремистов. Ведь в конечном итоге все это может привести и к захвату региона через выборы", - подчеркнул он.

А. Перегрин также отметил, что в программе по противодействию экстремизму и терроризму нет анализа причин этих явлений. "Разработчикам следовало бы обратиться за помощью к социологам и психологам за разъяснениями причин, побуждающих человека совершить акт экстремизма. Ведь все эти экстремистские движения иррациональны. Человек зачастую не может объяснить, к примеру, почему он взял дубинку и разбил все машины на парковке", - сказал он.

"С другой стороны, очевидно, что низкий уровень грамотности и неудовлетворительное социальное положение порождают экстремизм. Люди помнят его проявления в середине 90-х годов, когда была разруха. Значит, правительству нужно предпринять меры, чтобы купировать потенциальные очаги экстремизма. Какие? Существует много госпрограмм, по которым деньги не осваиваются. Почему бы эти средства в первую очередь не направить в депрессивные районы, чтобы развивать в них здравоохранение, образование и так далее? Главное - выявить все такие регионы. Я думаю, нужно синхронизировать программу по противодействию терроризму с той же картой индустриализации и другими программами, предусматривающими крупные частные и государственные расходы", - отметил А. Перегрин.

"Приведу пример. Год назад я летел из Алматы в Актобе, самолет был полон иностранцами, которые летели на вахтовую работу на месторождения, в основном это простые рабочие - бурильщики, мастера, сварщики. А все мы знаем, что для иностранных компаний существуют нормы по казахстанскому содержанию. Если они соблюдаются, то откуда взялся полный самолет иностранцев? Одновременно все помнят, что произошло в Актобе год назад - стрельба, взрывы. Просто люди озлоблены, ведь молодым негде работать и не на что жить. Вот поэтому в программе обязательно нужно учесть очень жесткий контроль в сфере занятости, чтобы работодатели соблюдали все договоры и не обманывали людей. Ведь все это и есть первопричины агрессии", - подчеркнул эксперт.

Также, по его мнению, нужно ввести в акиматах должность специально обученного конфликтолога, который будет анализировать ситуацию, выяснять причины конфликта и принимать срочные меры, вплоть до организации завоза продуктов питания, если люди голодают. Конфликтолог должен вести переговоры с людьми либо уже звать на помощь силовиков. Нужны мобильные группы и на республиканском уровне, которые могут в любой момент выехать в регион.

"Я был в разных местах, где происходили конфликты, и большинство из них можно было решить на начальной стадии. Но сотрудники акимата часто просто боялись ездить туда. Конфликтологи должны периодически мониторить ситуацию, ведь секты не вдруг возникают, а сначала ведется плановая масштабная работа - вербовка людей, промывка мозгов и закладка другой системы ценностей. В такие моменты акиматовским сотрудникам следовало бы наведываться к сектантам под видом прихожан для разведки", - отметил А. Перегрин.

фото с сайта kub.kz

При использовании информации гиперссылка на информационное агентство Kazakhstan Today обязательна. Авторские права на материалы агентства.

При использовании информации, гиперссылка на информационное агентство Kazakhstan Today обязательна. Авторские права на материалы агентства

Комментарии

новости по теме

Читаемое

Новости RT

    Новости Китая